ВИЧ/СПИД

ВИЧ и онкология

1 Mins read

Онкология и ВИЧ

Онкозаболевания и ВИЧ-инфекция: каковы реальные риски, и можно ли их устранить

Нет такого заболевания «рак», рак – это обобщенное название большой и разнородной группы заболеваний, у которых есть один общий знаменатель – какие-то клетки по очень различным причинам начинают бесконтрольно делиться, оказываясь там, где их быть не должно, нарушая работу органов и систем органов.

Сегодня мы знаем, что наличие ВИЧ-инфекции несет повышенные риски возникновения некоторых онкозаболеваний. Тут просто нужно сложить 2+2: некоторые виды рака связаны с вирусными поражениями, а ВИЧ-инфекция поражает наши системы защиты. Другие виды рака могут более или менее успешно контролироваться иммунной системой, а у нас именно там проблема. Все более чем очевидно. Но тут же возникает логичное предположение: а если мы начали лечение ВИЧ-инфекции очень рано, иммунная система существенно пострадать не успела, защита от вирусов не отличается от таковой у здорового человека, что же будет в таком случае?

Многие формы рака все же являются редким заболеванием, и качественное исследование в области онкологии требует длительного времени наблюдения, а также очень большого объема участников. В нашем случае – людей без ВИЧ, и это не проблема, и людей с ВИЧ, которые начали терапию рано или очень рано и многие годы поддерживали высокий уровень супрессии вируса. И вот со второй группой у нас большие проблемы. Таких людей недостаточно даже в масштабах планеты. Впрочем, некоторые ориентиры все же есть.ВИЧ не СПИД

Департамент по делам ветеранов в США и большая группа исследователей изучили данные, полученные с 1999 по 2015 годы у 42441 человека с ВИЧ, и сравнили эти данные с показателями в группе 104712 ветеранов без ВИЧ-инфекции за тот же период. Набросок этой картины выглядит так: не подавленная вирусная нагрузка повышает риск онкозаболеваний в 2,35 раза по сравнению с людьми без ВИЧ. Своевременное начало эффективной терапии снижает риск, но он все равно почти в 2 раза выше. Более или менее своевременное начало терапии и длительное подавление еще больше снижают риски, но они все равно в 1,5 раза выше. Много? Как посмотреть… с одной стороны, в 1,5 раза выше, с другой, это то же самое, что 10 из 1000 против 15 из 1000 человек. Второе сравнение уже не выглядит столь трагичным.

Однако важно понимать, что это исследование проводилось не на Украине, и оно не отражает наших реалий. В реальной жизни мы крайне часто видим очень поздно выявленную ВИЧ-инфекцию, выраженный иммунодефицит, ситуации, когда саркома Капоши диагностируется в 500 раз чаще, чем без ВИЧ, неходжкинская Лимфома – более чем в 10 раз чаще, и даже рак шейки матки в 3 раза чаще. Другое ограничение этого и подобных исследований в том, что они не дают понимание потенциала и рисков тех случаев, где все сделано идеально и крайне своевременно. Есть огромные основания полагать, что в таких случаях разница рисков для людей с ВИЧ и без ВИЧ будет минимальна, а часто и вовсе будет отсутствовать.

Рассмотрим два сценария:

Первый: ВИЧ-инфекция выявлена довольно рано, наблюдается высокий иммунный статус. Это грандиозный шанс снизить мешок рисков одним ударом. Начало терапии так быстро, как это возможно, без всяких остановок и перерывов позволит отодвинуть за горизонт широчайший спектр серьезных рисков, и риски онкозаболеваний тут даже не главные. Печально, но есть довольно высокая вероятность, что в СПИД Центре не оценят ваше рвение к раннему началу терапии, а то и будут откровенно не рады, учитывая большое число пациентов и весьма ограниченные возможности Центров СПИД. Не без исключений, иногда вы встретите понимание со стороны врача и даже получите более современный режим терапии, но так будет очень нечасто. Иногда разумным выбором будет самообеспечение препаратами и наблюдение в частном порядке как минимум в некотором периоде.

Второй сценарий: так вышло, что ВИЧ выявили поздно, и иммунная система прилично разрушена. Важно понимать, что вы не выбываете из игры, это не конец, и подавляющее число из тех, кто будет действовать энергично, последовательно и грамотно, прорвутся. Иммунный статус восстановится, более современные режимы терапии и грамотный менеджмент заболевания будут тому способствовать, но даже не очень современные схемы и шаблонный подход, лишь бы без грубых ошибок, все же позволят выйти из «красной зоны» и жить долго и счастливо.ВИЧ СПИД онкология рак

И в обоих сценариях есть общий знаменатель – устранить все факторы риска, которыми можно управлять. Курение – враг номер один. Устранить гепатит С, если есть. Избавиться от Helicobacter pylori, копнуть и иные потенциальные инфекционные проблемы в желудочно-кишечном тракте и также разобраться. Есть проблемы с вирусными кожными поражениями – тоже устранять, возможно, победа придет и не сразу, но руки не опускать. Для женщины очень важно наблюдаться у грамотного современного гинеколога, который позволит свести практически к нулю риски рака шейки матки. У мужчин свои проблемы, и они тоже не должны оставаться без решений, задвигаться в долгий ящик. И так далее, полный список составить невозможно, риски и решения нужно оценивать индивидуально. Но не забываем: чем дольше мы миримся и сосуществуем с фактором риска, тем вероятнее, что риск превратится в проблему.

Выглядит, на первый взгляд, все сложно и дорого, но лишь на первый взгляд. Под руководством грамотных врачей запутанный клубок проблем легко превращается в понятный алгоритм несложных действий. Для врачей ЦЕНТРОВ СПИД это обычная каждодневная работа, как и для многих наших коллег по всей стране, коих не так много, но они есть, мы их знаем и гордимся ими.

Park LS. и др. Association of Viral Suppression With Lower AIDS-Defining and Non-AIDS-Defining Cancer Incidence in HIV-Infected Veterans: A Prospective Cohort Study. Ann Intern Med. 2018 Jun 12. PMID: 29893768.

Hernández-Ramírez RU и др. Cancer risk in HIV-infected people in the USA from 1996 to 2012: a population-based, registry-linkage study. Lancet HIV. 2017 Nov;4(11):e495-e504. PMID: 28803888.

По материалам: https://hiv.plus/

HCV.COM.UA